Связи семьи Забини: половые и не только
(The Zabini Connection)


АВТОР: Flesh Dress
ПЕРЕВОДЧИК: Daarhon
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Драко,
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: не каждый день твой любовник женится на твоей матери.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Блез – итальянец. То есть AU и OOC.




Ужасно унизительно умирать, захлебнувшись чаем – даже если вышеупомянутый чай был изысканной смесью из эрл-грея и цветов василька. Поэтому Блез усилием заставил себя проглотить и только после этого переспросил у матери.

- Прости, - вежливо сказал он, - кажется, я не расслышал.

Кармилла Забини серебряной лопаточкой положила на блюдце ломтик торта из лучшей пекарни Баттенберга и аккуратно отщипнула кусочек десертной вилкой.

- Драко Малфой, - повторила она, - Ах да, ты же его наверняка знаешь! Вы с ним в школе учились, помнишь? Кажется, его ненаглядная невеста – младшая Паркинсон – в прошлом году скоропостижно скончалась. Там какая-то темная история с заклинанием снятия лака и ее любимым пекинесом, я не вдавалась в детали. А он вот уже несколько месяцев ищет новую жену, - Кармилла томно прикрыла глаза, - У него денег куры не клюют. Ему принадлежит состояние Малфоев и то немногое, что осталось из состояния Блеков.

Она отправила кусочек торта в рот. Блез с нарочитой аккуратностью поставил фарфоровую чашку на блюдце.

- Мама, вообще-то Драко... как бы тебе сказать... – он поколебался, пытаясь подобрать слова, чтобы описать многочисленные недостатки своего бывшего парня.

Кармилла небрежно махнула вилкой и положила ее на блюдце, а потом изящно коснулась уголков губ льняной салфеткой.

- О, он просто милашка. И мне не придется долго его терпеть.

Блез строго посмотрел на мать, но молчал, пока официант не убрал тарелки, взгромождая башню из грязной посуды на крошечный поднос и демонстрируя тем самым умение, которым могли похвастаться только официанты из лучших европейских ресторанов.

- Мама, ты и его тоже собираешься отравить?

- Разумеется! А что мне с ним еще делать?

Блез отчаянно всплеснул руками.

- И в самом деле, что же еще?

Блез вытащил перо, чтобы подписать счет, появившийся на тонком серебряном подносе. Веточки пера затрепетали, Кармилла протянула руку и сжала ладонь сына.

- Мы объявим о помолвке в следующий четверг. Будет небольшая вечеринка для друзей семьи, - томно блеснув глазами, Кармилла закусила губу, - Я бы очень хотела, чтобы вы с Драко не ссорились.

- А смысл? – кисло спросил Блез, поднимаясь с места вслед за матерью, - Ты же все равно его убьешь.

Кармилла изобразила горечь и разочарование на лице, неохотно позволяя Блезу предложить ей пальто. А потом тряхнула длинными черными волосами, чуть было не хлестнув Блеза по лицу.

- Ну не сразу же. Будет банкет, и я бы очень не хотела, чтобы ты с ним ругался в такой важный день. К тому же я хочу, чтобы ты вел меня к алтарю.

- Разумеется, у меня обширный опыт, - согласился Блез.

Он предложил матери руку и провел ее к выходу через ряды столиков с белоснежными скатертями и вазами свежих цветов.

Они расстались у дверей. Блез поцеловал мать в обе щеки, незаметно поморщившись от назойливого запаха духов, и посадил в карету. Она выглянула в окошко и постучала обтянутыми перчатками пальчиками в стекло.

- В четверг, Блез! Пожалуйста, не забудь, tesoro(*1)! Я буду по тебе очень скучать! Не забудь!

Блез махнул рукой и проводил карету взглядом, пока та не скрылась в конце Диагон аллеи. И только потом перевел наполненный ненавистью взгляд на торговца, который как раз собирался предложить ему тридцатисантиметровую механическую фигуру Гарри Поттера по уникальной цене.

Будь торговец немного смелее и решись он подойти к Блезу, обнаружил бы, что тот с мстительным удовольствием купил фигурку для Драко. В качестве свадебного подарка.

* * *

- Ненавижу тебя, ненавижу, ненавижу.

- Блез! – Драко блаженно улыбнулся и протянул Блезу руки, вынуждая сесть на диван рядом, - Ты меня не забыл! А я был уверен, что ты меня не помнишь! После того, как ты перестал отвечать на сов, я решил, что тебя ударили по голове, что у тебя амнезия! Как приятно узнать, что это не так!

- Ненавижу тебя, - повторил Блез на всякий случай, - Ненавижу тебя.

- Хмм, и почему бы это? – спросил Драко, подтягиваясь ближе, пока Блез ошеломленно размышлял: почему его тело отказывается отстраняться, несмотря на категорические приказы здравого смысла.

- Я из-за тебя сделал кучу глупостей. Надо было расстаться с тобой до того момента, как я начал читать Джеффри Арчера (*2) и смотреть реалити-шоу.

Драко звонко рассмеялся, и за один этот звук Блезу захотелось убить его. Драко погладил кончиками пальцев руку Блеза и придвинулся еще ближе, соприкасаясь с ним плечами.

- О, ты всегда так меня смешил! А теперь, смотри-ка ты, через пару месяцев я стану твоим отчимом. Сложно поверить, правда? Plus ca change, plus c'est la meme chose (*3)!

- Hic puer est stultissimus omnium (*4)! – не выдержав, прорычал Блез.

Он довольно отметил, что улыбка на губах Драко на мгновение застыла. Даже если он хотя бы на миг испортил Малфою настроение, оно того стоило.

- Ах, эта твоя латынь, - снисходительно отметил Драко, - Я не разрешу говорить о себе такие вещи, когда стану твоим отчимом.

Блез поймал руку Драко, когда тот протянул ее, чтобы заправить локон черных волос ему за ухо. И по какой-то причине, несмотря на то, что не позволил поправить себе волосы – его всегда это раздражало – не выпустил руку. Собственный поступок поверг его в еще большее смятение, что не сказалось положительно на ухудшающемся настроении.

- Ты и в самом деле собираешься жениться на моей матери? – спросил он.

Драко был сама невинность – серые глаза распахнулись широко-широко, а розовые губы сложились блестящим колечком в тихом «о».

- А почему бы и нет? Она очень красивая женщина. Я понимаю, в кого ты такой. К тому же мне нужен наследник.

По неизвестной причине Блез продолжал сжимать руку Драко. Они держались за руки. Здравый смысл Блеза, который всегда умолкал рядом с Драко, встрепенулся и попытался вернуть своему хозяину чувство собственного достоинства.

- Драко, ты всерьез думаешь, что сделаешь ребенка моей матери? Кстати, ненавижу тебя за то, что вообще заговорил со мной об этом.

Драко мило улыбнулся и провел кончиком пальца по щеке Блеза, а тот не мог разобраться что будет естественнее в данной ситуации – поцеловать палец или отгрызть.

- Тебя это волнует, Блез? – нежным голосом спросил Драко.

Руки Блеза самовольно обвились вокруг талии Драко и теперь притягивали его ближе, а рассудок пытался разобраться в ситуации, пока та не вышла из-под контроля. И Блез решил продолжать гнуть линию, согласно которой жениться на одержимых убийством мамашах – Очень Плохая Идея.

- Если собираешься жениться, то будь готов ко всем последствиям. В том числе к смерти еще до первой брачной ночи, - серьезно сообщил Блез.

Он почти забыл, какими длинными были ресницы Драко, какой шелковистой была его снежно-белая кожа. Забыл запах шампуня с сандаловым маслом, которым пользовался Драко. А когда наклонился ближе, понял, что успел позабыть и тонкий аромат мятного дыхания.

На карюю сознания возникла мысль, что любопытно было бы узнать - остался ли у губ Драко вкус мяты.

- Но из меня получится очень красивый труп, правда? – спросил Драко, наклонившись к Блезу на опасно близкое расстояние.

- Ты чокнулся, - прошептал Блез, не отводя от него взгляда, - Ты... Боги, ты просто сумасшедший...

Потом он не мог вспомнить, как именно оказался с полной охапкой восхитительно стонущего Малфоя и почему его губы оказались прижаты к губам Драко. Кровь, решительно попрощавшись с мозгами, деловито направилась в сторону паха, и рассуждения давались с трудом. К тому же Драко так пылко терся об него бедрами... Кому какое дело, как это вышло?

- Не хочу, чтобы ты женился на моей матери, - пробормотал Блез, стягивая мантию Драко, чтобы добраться до ключиц, которые просто созданы были для губ и зубов Блеза.

Драко замер – то ли от произнесенных слов, то ли оттого, что Блез быстро скользнул рукой ему между ног.

- Ты знаешь, что нужно для этого сделать.

Блез застыл. Он поднял голову и встретил довольный взгляд Малфоя.

- И что же? – отвлеченно спросил он.

От многозначительной улыбки Драко горячая итальянская кровь Блеза заледенела в жилах.

- Ты должен показать всем, что я принадлежу тебе, дурашка.

* * *

Сердитым движением поправив мантию, Блез хлопнул дверью и проследовал в парк. Мать была одета в отвратительно яркое зеленое платье. Она радостно взвизгнула, увидев Блеза.

- Милый мой! – защебетала Кармилла, подбегая к нему и отводя в сторону руку, держащую стакан с тошнотворно розовым коктейлем, - ты пришел! Я так счастлива!

Блез поцеловал ее в щеку и ослепительно улыбнулся толпе гостей, большинство которых были уверены в том, что пока склонность к убийству возлюбленных у мужчин рода Забини не была подтверждена, он оставался неплохим кандидатом на брак. Впрочем, даже если бы было доказано, что мужчины подвержены такой слабости, многие не задумываясь пошли на это.

- Прекрасно выглядишь, мама, - вежливо сказал Блез.

- Ты такой милый, Блез. А парк выглядит замечательно, правда? – она махнула рукой в сторону растительности, украшенной таким количеством зеленых и серебряных ленточек, что можно было заклеить ими стены в подземельях Хогвартса. Блеза замутило от этого вида. Пока она довольно оглядывала украшения, Блез осторожно проверил не пахнет ли у него изо рта мятой.

- Да... Очень по-слизерински, - согласился он наконец.

- Драко так гордится своим факультетом. Просто очаровательно. Ты его уже видел? Он где-то здесь, - сообщила Кармилла, выискивая будущего мужа среди сотни приближенных друзей и членов семьи.

- Он в доме, мама, и выглядит так же глупо, как всегда.

Кармилла надула губы и попыталась ухватить Блеза за щеки – несмотря на то, что он был выше нее и имел огромную практику уклонения от таких жестов.

- Вы поссорились? Но Блез! Вы же так дружили в школе, он мне рассказывал!

- Может быть, ты не заметила, мама, и может быть, посчитаешь, что об этом не стоило и упоминать, но Драко Малфой эмоционально нестабилен. Он испорченный, капризный и совершенно неразумный тип.

Воцарилась тишина. Блез выхватил у матери стакан и сделал несколько глотков, стараясь успокоиться, поняв, что еще немного и начнет цитировать Гарри Поттера. О поспешном решении запить яростный монолог он пожалел через пару секунд – когда мозг в ужасе понял, сколько сахара только что попало в организм.

- Он тебе не нравится?

Он вернул стакан и отвел взгляд, наблюдая, как Руфус Скримджер, пытаясь вырваться из когтей Риты Скитер, спотыкается об домашнего эльфа с подносом канапе.

- Я этого не говорил, - смягчился Блез, вздохнул и усилием воли заставил себя улыбнуться, - Уверен, вы будете очень счастливы вместе. Все двадцать четыре часа до того, как ты отравишь его.

Кармилла улыбнулась. Одна улыбка, напечатанная на обложке дамского журнала, могла принести ей мировую славу и вечное поклонение домохозяек.

- Я тоже так думаю, - защебетала она, - Он и в самом деле...

- Чокнутый, - подсказал Блез.

- …очаровательный, если узнать его получше. Он такой мягкосердечный, просто не показывает этого! Ах, вот ты где, cara mia.

Драко подошел к ним, олицетворяя собой самодовольство. Волосы и одежда его были в полном порядке, и Блез не знал обижаться ему или радоваться, ведь никто и не подумает, что всего двадцать минут назад Блез лапал новоиспеченного жениха с отнюдь не сыновними чувствами.

- Ты меня искала? – спросил Драко, - Прошу прощения, я был слегка занят: пытался справиться с заклинанием молчания, которое кто-то неосмотрительно наложил на меня.

Неодобрительно посмотрев на Блеза, Кармилла сжала руку Драко – примерно так же, как сжимала ремешок сумки Космо последней модели, которая еще даже не появилась в магазинах.

- Это ты сделал, Блез? – спросила она, - Это было очень нехорошо с твоей стороны! Бедный Драко!

Драко погладил ее по руке и снисходительно посмотрел на Блеза.

- Ах, это всего лишь юная импульсивность, Кармилла, дорогая. Ты же знаешь, какими сумасбродными и безответственными могут быть эти молодые неженатые мужчины.

Это стало последней каплей. Если Драко хочет поиграть, то Блез покажет ему игру мастера.

- Прошу прощения, Драко, это и в самом деле было ужасно грубо с моей стороны. Постараемся забыть прошлое, - вежливо сказал Блез и протянул руку, - Что было, то прошло?

Так-то лучше. Драко едва заметно надулся, но моментально улыбнулся, когда Кармилла перевела восхищенный взгляд с Блеза на будущего мужа.

Драко взял руку Блеза и неохотно пожал ее. Блез, умевший распознавать капризы Малфоя, втайне ликовал.

- А теперь расскажите мне о своих планах на медовый месяц, - ухмыльнулся Блез.

* * *

Ощущение собственного превосходства, связанное с тем, что сумел не только воспротивиться попыткам Драко манипулировать им, но и сам показал мастер-класс, продолжалось до начала следующей недели – до следующего вторника, когда Блез наткнулся на Драко в Диагон Аллее и каким-то образом очутился в одной постели с ним.

В общем-то, все заморочки Драко можно было стерпеть, пока они сопровождались таким замечательным трахом.

Блез томно вытянулся на простынях из египетского хлопка, согретого сексом и солнечным светом, а Драко положил голову ему на грудь и вяло целовал кожу. Вишнево-красные губы оставили влажный поцелуй рядом с соском, и Драко довольно вздохнул, когда Блез дунул на серебристые волосы, рассыпавшиеся по груди.

- А что ты вообще делал в городе? – спросил Блез, желая доказать себе и миру, что все еще владеет тонким искусством беседы, несмотря на два удивительных оргазма.

Драко что-то пробормотал и занялся другим соском. Способность Драко уклоняться от темы тоже была любопытным качеством. Помнится, на шестом курсе, не желая рассказывать Блезу о трагической гибели, постигнувшей его учебник по Древним Рунам, Драко переоделся в школьную форму Панси и встретил его на лестничной площадке у входа в подземелья. Тему учебника успешно замяли, а его пропажа и по сей день оставалась для Блеза загадкой.

Но такие попытки уклониться от беседы значили только одно – тему стоило развить.

Приподняв лицо Драко за подбородок, Блез полушутливо спросил:

- Успокой меня, скажи, что не преследуешь меня.

- Я слишком занят устройством своей свадьбы, чтобы преследовать тебя, - быстро ответил Драко и наклонился за поцелуем, который перерос в вялые ласки.

Когда рука Драко поползла по животу Блеза, он решил, что заниматься сексом намного интереснее, чем выпытывать из Малфоя его тайны, и позволил отвлечь себя.

* * *

Через два дня его вынудили вернуться.

- Это небольшая просьба, tesoro, - сказала Кармилла таким тоном, что Блез сразу понял: незначительность просьбы сильно преувеличена. Он последовал за ней в зал, превратившийся в поле деятельности флористки, стремительно порхавшей по комнате и подбиравшей идеальные цветы для свадебной церемонии.

Кармилла недовольно повела уголком губ в ответ на предложенные мелкие экзотические цветы и вытащила за стебли несколько больших орхидей.

- Как они тебе, милый? – спросила она, не обращая внимания на флористку, едва сдерживающую возражения.

Блез усилием воли унял раздражение. Мать обожала устраивать собственные свадьбы, но Блез не разделял ее простых увлечений.

- Орхидеи были в тот раз, когда ты вышла замуж за Джошуа Грабера, помнишь? Может, лучше лилии?

Кармилла почти испуганно посмотрела на белоснежные колокольчики лилий. Краем глаза Блез увидел, как флористка едва заметно покачала головой.

- Но они такие... похоронные, - прошептала Кармилла, погладила белый цветок и перевела взгляд на сына.

- Если за ними хорошо ухаживать, - ответил Блез, - то не придется покупать цветы на похороны Драко.

Флористка изумленно вздохнула и повернулась к Кармилле, чтобы увидеть, как та отреагирует на это неместное и грубое замечание. Но Кармилла только махнула палочкой, управляя Самопишущим пером и вычеркивая лилии из списка.

- Ты у меня такой рассудительный мальчик, - сказала она и погладила Блеза по щеке, - Сделаешь мне еще одно одолжение, ангелочек? Пожалуйста, забери у Драко кое-какие документы. Совам я не доверяю, а самой... – она серьезно поправила шнуровку на вороте мантии, - ...а самой мне не к лицу.

Как бы Блеза ни раздражала необходимость выполнять просьбы матери, выходившей замуж за его бывшего парня, он ощутил еще большее раздражение, когда понял, что поневоле радуется веской причине побыть у Драко.

Бывать у Драко дома было так же приятно, как всегда, и через полчаса Блез уже стоял на коленях на нижних ступеньках Парадной лестницы Поместья Малфоев, сжимал пальцами белые бедра и толкал член в горячее тело Драко Малфоя.

- Я. На тебе. Не женюсь. - прорычал Блез, ухватился за бедра покрепче и притянул ближе.

Драко, стоя на четвереньках, бесстыдно стонал и извивался под ним. Он мотнул головой, чтобы убрать с лица мешающие волосы и бросил взгляд через плечо, когда толчки Блеза стали сильнее.

- Отлично, - выдохнул он, - Мы будем жить во грехе. Как в те выходные, в Вене, помнишь? – Драко сорвался на крик, когда Блез требовательно сжал в руке его член, - Мы грешили... – Драко кончил себе на живот, но речь прервал лишь на секунду, - ...все время, Блез, ох, Блез, ты помнишь?

- Помню, - прошипел Блез, прижимаясь грудью к вздрагивающей спине Драко и вталкиваясь невозможно глубоко. Кончив, он оставил влажный поцелуй на шее Драко, а тот сразу же требовательно выгнулся.

- Надо будет вернуться в Вену, - отстраненно пробормотал Драко, падая на ступеньки, когда Блез слез с него, - Хочу на этот раз увидеть город, и не пейзаж из окна в отеле. Ты в следующем месяце свободен?

Вытерев лицо рукой, Блез фыркнул и бросил на Драко ироничный взгляд.

- Отменишь свадьбу с моей матерью?

Драко придвинулся ближе, кокетливо взмахнул ресницами, на которых еще блестели слезинки наслаждения. Он опустил взгляд и поцеловал Блеза в плечо.

- Это зависит от тебя.

Эта фраза и резкое понимание того, как неудобно лежать на мраморных ступенях, заставили Блеза решить, что пора бы уже и уходить. Он вытянулся, пытаясь дотянуться до одежды и краем глаза замечая, как наблюдает за ним Малфой.

Блез вернулся в зал и посмотрел в зеркало в серебряной раме, чтобы убедиться, что его прическа не похожа на лохматую шевелюру Поттера.

- Кажется, ты должен передать моей матери какие-то документы? – спросил он.

С едва слышным вздохом, Драко встал и подошел к Блезу, не озадачиваясь одеждой. Он открыл верхний ящик трюмо, вытащил тонкий свиток, обвязал кроваво-красной лентой и протянул Блезу.

- И это..? – подозрительно начал Блез, убирая свиток в карман.

- Мое завещание, - согласно кивнул Драко, - согласно которому в случае моей смерти все состояние перейдет твоей матери. Я как раз перед твоим приходом заверил его, завещание имеет законную силу.

Блез недоумевал: то ли Драко такой идиот, каким хотел казаться, то ли его наконец постигло семейное безумие рода Блэков.

- Драко, - сказал он тоном, которым можно было бы объяснять принципы коммунизма домашним эльфам, - Мне кажется, ты не замечаешь некую закономерность. Моя мать выходила замуж семь раз, и все семь ее мужей умерли не своей смертью. Ты все еще хочешь стать восьмым?

Драко улыбнулся и кивнул.

- И твой адвокат не усомнился насчет справедливости такой строчки: «находясь в здравом уме»?..

Драко, не переставая улыбаться, покачал головой.

Блез потер виски и усилием воли запретил себе поддаваться на шантаж. Однажды он уже позволил себя шантажировать. В тот раз Драко угрожал отравиться, и Блез подчинился всем его требованиям (сейчас он не мог точно вспомнить, в чем было дело, но кажется что-то, касавшееся перестановки в доме), а потом оказалось, что Драко угрожал ему стаканом свежевыжатого лимонного сока.

Блез считал, что глупее, чем поверить словам Драко, можно было сделать только одно – поверить дважды.

- Если ты хочешь совершить самоубийство путем женитьбы на моей матери, - сообщил он, - то я не стану проявлять жестокосердие и вставать на твоем пути к становлению восьмым отравленным мужем рода Забини.

Он вышел из дома, оставив за спиной раздетого и опустившего голову Драко.

* * *

- А после этого выступит очень милый заклинатель змей, он проделывает такие трюки со своей трехметровой анакондой...

Вытянувшийся на кресле Блез не потрудился оторваться от потрепанного томика переводов сонет Петрарки, который любил перечитывать за крайнюю бездарность перевода.

- Драко не понравится, - сказал он, хмуро отметив, что смысл фразы в очередном предложении был убит неудачной рифмой. Замерев с пером в руке, Кармилла в шоке воззрилась на него. Блез поднял взгляд и пожал плечами: - Ему и правда не понравится, мама.

- Что значит не понравится? – негодующе спросила она, - Он же слизеринец!

Блез вернулся взглядом к трупу стиха, невинно убиенного переводом.

- Любовь Драко к змеям распространяется только на тех, что нарисованы на гербе факультета.

Кармилла уставилась невидящим взором на стопку пергаментов с планом свадебных мероприятий, освещенную розоватым светом коллекционной лампы от Тиффани, а потом обратно на сына.

- Но он нарушит всю символику праздника. Весь праздник пройдет под знаком змей! Символ горячей крови внешне холодных слизеринцев! Мы собирались доказывать испанские корни Салазара Слизерина! Праздник должен быть порочным и необузданным! Змеи – жизненно необходимый элемент вечера!

- Просто предупреждаю, что реакцию Драко на выпрыгнувшую на него из корзины трехметровую анаконду ты можешь посчитать непристойной.

Да, по части визжания Драко дал бы фору любой скандальной девице.

Кармилла хмуро посмотрела на пергамент и принялась рисовать витиеватые стрелки от строчки к строчке.

- Шоу заклинателя змей отменять не буду, - огрызнулась она, - Перенесу на поздний вечер. К тому моменту Драко уже будет мертв.

Начав переворачивать страницу, Блез замер. Шантажировал он или нет, но Драко был самым упрямым типом в Англии.

Ощутив неожиданный прилив мстительного злобства, Блез провел оставшуюся часть вечера за написанием письма переводчику, в котором поздравил его с омерзительным переводом одного из самых красивых сборника сонет в истории человечества, а также подробно описал свои чувства по этому поводу.

* * *

- Тебе нельзя жениться на моей матери, - выпалил Блез, как только снова смог вздохнуть.

Драко поднялся с колен и поднял глаза, глядя, как с серебристых волос свисает молочно-белая капля.

- С твоей спермой в волосах и в самом деле нельзя, - согласился он и отправился в блистающую хромом и белой плиткой ванную. Драко хмуро оглядел себя в зеркало и направил палочку на волосы, - Еще и на свадебную мантию попал. Блез, обязательно было это делать? Уверен, это плохая примета.

Блез застегнул брюки, поднялся с низенького мягкого кресла у окна и встал в дверях, наблюдая, как Драко бережно убирает пятна с белой мантии.

- Приходить на собственную свадьбу со спермой сына своей невесты в волосах и на мантии – это ужасная примета. Поэтому не надо на нее приходить.

Драко прижал пальцы к припухшим губам, явно желая, чтобы было не так заметно, чем он занимался только что. Он быстро посмотрел на Блеза и сразу отвел взгляд.

- Если придумаешь объяснение для своей матери, почему я не могу на ней жениться, то сразу снимаю эту мантию, и мы удаляемся в снятый мной свадебный номер пачкать шелковые простыни.

Блез сердито фыркнул, вернулся и сел в кресло, раздраженно побарабанил пальцами по подлокотнику, положил ногу на ногу, помолчал.

- Драко, понимаю, как тебе нравится из всего делать спектакль, - начал он самым рассудительным тоном, - но и ты постарайся понять, что я такой привычки не имею. И меня раздражают попытки шантажом превратить наши несложные встречи в нечто большее. Тебе давно пора перестать учиться по книгам Джеффри Арчера.

Драко встал в дверном проеме. В белой мантии он выглядел еще бледнее, чем обычно.

- Чем тебя Джеффри Арчер так не устроил? – дрожащим голосом спросил он.

- В его текстах отсутствуют эмоциональность и практичность. Одно без другого еще можно терпеть, но когда нет ни ого, ни другого – это нельзя простить, - пробормотал Блез.

- У меня тоже нет ни эмоциональности, ни практичности, да? – сделав шаг вперед, спросил Драко, и из его голоса исчезли легкомыслие и веселье. Он сел на угол кровати и аккуратно положил руки на колени, а Блез вдруг вспомнил, что Драко всегда садился именно так, когда встречался с Люциусом, - Знаешь, Блез, ты ведь даже не спросил, как получилось, что я женюсь на твоей матери.

- Попробую угадать, - кисло ответил Блез, - Через четыре месяца после того, как я решил покончить с нашими встречами, она сообщила, что вы собираетесь пожениться. Я слишком хорошо тебя знаю. Я оскорбил тебя, и ты не мог это так просто оставить.

Драко сжал кулаки.

- Это оставил это так просто, - прошипел он с нотками начинающейся истерики в голосе.

- Только не плачь, - устало попросил Блез, желая остановить слезы до того, как Драко разойдется и выдаст несколько оглушительных рыданий.

- Она не знала, кто я такой, Блез!

- Хочешь сказать, что она унизила тебя, проявив недостаточное уважение к роду Малфоев, а ты решил в отместку стать ее следующей жертвой? Черт, Драко... это глупо даже для тебя.

Драко вскочил на ноги, и Блез машинально начал отыскивать взглядом самые тяжелые предметы поблизости. Вполне могло случиться, что придется уворачиваться от них.

- Я имел в виду, - сказал Драко, стремительно теряя самообладание, - что я встретил мать своего любовника – между прочим, любовника, с которым встречался четыре года, с шестнадцати лет – а она не знала, кто я. И плюс ко всему она даже не знает, что ты гей!

Почувствовав странную неловкость, Блез поерзал на месте.

- Ты тоже никогда не говорил Люциусу и Нарциссе, - тихо возразил он, но слишком хорошо знал себя и понимал: этими словами пытается выгадать время на размышления.

Как и ожидалось, Драко закатил глаза и впал в ярость.

- Если ты забыл, то напомню, что влюбился в тебя, когда была война. Сложно найти подходящий момент, чтобы рассказать о своих сексуальных предпочтениях родителям, один из которых сидит в тюрьме, а второй находится в заложниках у охреневшего от власти маньяка!

Невольно улыбнувшись, Блез поднял руку и взглянул на часы. Оставалось еще пятьдесят три минуты до того момента, как ему придется отвести мать к алтарю. И минут сорок до того, как придут за Драко Крэбб и Гойл – его шаферы.

Воцарилась тишина. Блез смотрел, как дергается секундная стрелка на циферблате, и слушал, как выравнивается дыхание Драко.

- Чего ты хочешь, Драко? – спросил он наконец.

Драко несколько секунд молчал. А когда заговорил, его голос был на удивление спокойным и серьезным.

- Знаю, что по сравнению с тобой, я – сущий ребенок. Неаккуратный, легкомысленный, истеричный, я плохо воспитан, я...

- Совершенно не понимаешь, что такое право на личное время, - с нежной улыбкой перебил Блез, пока Драко не увлекся жалостью к себе. Драко вяло улыбнулся в ответ, но не отвлекся.

- Знаю, но я хотел... так хотел, чтобы ты не стыдился меня. Я очень стараюсь угодить тебе, и веду себя так, чтобы тебе не приходилось говорить что-то о своих чувствах. Но я не хотел, чтобы ты прятал меня потому, что стыдишься.

За окнами ветер шелестел шелковыми стенами серебристо-зеленого шатра. Блез слышал звон бокалов – домашние эльфы готовили столы к первой атаке гостей.

Ослепительное, но не жаркое солнце, пышная зелень и пение птиц. Идеальная погода для свадьбы. Дождливо было только на одной свадьбе Кармиллы – когда она выходила замуж за Конрада де Жонга. Блезу не нравился Конрад, и он демонстративно не пришел на его похороны неделю спустя. Он провел тот день с Драко на квиддичном матче. Матч был скучным. А Драко – нет.

С Драко никогда не было скучно. Точно так же никогда не приходится скучать во время землетрясения или конца света.

- Так ты решил жениться на моей матери и погибнуть, чтобы отомстить за то, что я скрыл наши отношения? – Блез устало вздохнул и покачал головой, - Драко, разве ты не понимаешь, что эти качества и заставили меня бросить тебя?

На лице Драко было такое недоумение, что Блезу неожиданно захотелось поцеловать его и успокоить.

- Но... – Драко поколебался и облизнул губы, - Но разве не за эти качества ты меня полюбил?

Блез смотрел на него, размышляя правда ли это, и что делать, если правда.

* * *

Не было ни малейшего сомнения в том, что завтра фотографии Кармиллы окажутся во всех модных магических журналах. И белый шелк, вышитый белой серебряной нитью, и черные волосы, убранные нитями крупного жемчуга, будут отлично смотреться на колдографиях.

- Помоги, пожалуйста, tesoro, - прощебетала она, отмахиваясь от домашних эльфов.

Блез послушно защелкнул крошечный замочек на ожерелье, а потом застыл и внимательно оглядел его. Черненое серебро обрамляло три больших прекрасно ограненных изумруда. И Блез мог поспорить, что это ожерелье Нарцисса Малфой получила в день свадьбы от Люциуса.

Кармилла заметила его взгляд и самодовольно улыбнулась.

- Красиво, правда? На Нарциссе ожерелье смотрелось ужасно нелепо. Бедная хрупкая девочка выглядела так, словно ее шейка вот-вот хрустнет под его тяжестью. Бедная Нарцисса. И бедный Драко – в такой день быть сиротой, - Кармилла, прошелестев платьем, подплыла к зеркалу, чтобы восхититься своей божественной красотой, - Что ж, по крайней мере, мы не огорчим родителей, когда произойдет неизбежное.

- Разве ты не можешь тратить его деньги, не убивая? – выпалил Блез, - Неужели обязательно убивать всех мужчин, за которых выходишь замуж? И обязательно быть такой грубой? Чувствую себя персонажем пьесы Фрэнка Капры! *5

Кармилла посмотрела так, словно он только что сказал, что ее следующим мужем должен стать маггл-водопроводчик. Изумленное выражение быстро сменилось на взволнованное, и она обняла его, обдав удушливой волной духов.

- Блез, милый, ты всегда так устаешь, когда я выхожу замуж. Я же вижу. Ты так волнуешься, начинаешь раздражаться. Ну-ну, не отрицай, ангелочек, - настояла она, увидев, что Блез собирается возразить, - Я же вижу. Но сегодня тебе еще хуже, и я знаю почему.

Избавившись от объятий, Блез приподнял брови.

- В самом деле? – вызывающе спросил он, - Расскажи. Очень любопытно.

Кармилла подхватила со столика воздушную фату, осторожно прикрепила ее к диадеме и посмотрела на Блеза сквозь прозрачную ткань.

- Потому, что я выхожу замуж именно за Драко, да, милый? Скажи мамочке правду.

Безразличие, с которым был задан вопрос, вызвало у Блеза некоторое недоумение.

- Драко – это целый набор проблем, мама. Нельзя ли попросить тебя уточнить?

- Ах, tesoro, - Кармилла нежно улыбнулась и сделала шаг в его сторону, но Блез расчетливо прикрылся бокалом красного вина, - Думаешь, я не понимаю? Это из-за женитьбы, да? Вы с ним ровесники. Но он женится, а ты все еще одинок. И ты думаешь, а встретишь ли кого-нибудь, кто полюбит тебя так же сильно, как Драко любит меня. И знаешь, что я тебе скажу, мой хороший?

- Не представляю, - искренне ответил Блез, - Ты явно начиталась маггловских книг по домашней психологии, и я не представляю, какие выводы ты вынесла из прочитанного.

Кармилла провела изумрудным ногтем по щеке Блеза и улыбнулась.

- Надеюсь, что ты никогда не встретишь этого «кого-то». Потому что влюбляются только глупцы, Блез. Посмотри на моих мужей. Разве любовь ко мне принесла им что-то хорошее? Нет. Но они женились на мне, прекрасно понимая, что я отравлю их. Глупцы влюбляются, а умные люди – типа нас с тобой – этим пользуются.

Блез молча смотрел на нее. Но тут Кармилла бросила взгляд на часы и заверещала.

- Боги, Блез! – воскликнула она, подхватывая шлейф, - ты только посмотри на часы! Я же опаздываю! Бедняжка Драко подумает, что я сбежала из-под венца! Он не выдержит такого горя!

«Где-то здесь спрятался тонкий смысл», - думал Блез, принимая руку матери, но разве разглядишь мораль в сумасшедших воплях о скором убийстве.

* * *

- Семья и друзья Драко Малфоя и Кармиллы Забини, мы собрались сегодня...

Блез вяло поразился тому, что даже министр, приглашенный засвидетельствовать брак, имел испанские корни. Мама все предусмотрела. Алтарь был декорирован зеленой, серебряной и, как ни странно, оранжевой тканью. Блезу это сочетание напомнило заплесневелый хлеб, но, судя по восхищенным лицам гостей, у большинства оно вызывало исключительно благоприятные чувства. У большинства, но не у всех. На первом ряду сидел Северус Снейп – скрестив руки и нагло ухмыляясь.

Стоило Кармилле войти, раздались десятки восхищенных охов и ахов. Без тени улыбки Кармилла прошла по ковровой дорожке, держа под руку Блеза и опустив взгляд.

Похоже, Крэбб и Гойл очень серьезно отнеслись к своей роли шаферов, Блез видел на их лицах неуверенность, знакомую ему еще со школьных времен. Словно ангел, стоя в лучах солнечного света, Драко упорно не сводил глаз с министра. Когда все гости затихли и началась церемония, Блез начал ощущать частые взгляды Драко.

Но семь лет игнорирования Драко на уроках и в гостиной сослужили Блезу хорошую службу.

- В этот день мы собрались, чтобы разделить с ними радость вступления в брак. Их брачный союз создается с истинной любовью...

Блеза усилием воли заставил себя не поднимать брови в изумлении, а Кармилла явно целиком и полностью сосредоточилась на речи. Прекрасное лицо женщины светилось – видимо, в мечтаниях о наследстве Малфоев.

Он давно уже не удивлялся ее увлечению: Кармилла коллекционировала мужей и их состояния, словно дети - карточки от шоколадных лягушек. Не виновата же она, в самом деле, что судьба наградила ее таким даром управлять мужскими сердцами. Блез не винил ее в слабом терпении, он и сам с трудом переносил общество дураков. Что касается убийств... Раньше Блеза это тоже не особенно волновало. Он предпочитал мертвого отчима, чем вмешивающегося в его дела. Раньше предпочитал.

- А теперь, если кто-то знает причину, по которой эти люди не могут сочетаться браком, то пусть он скажет сейчас или не говорит никогда.

Воцарилась долгая тишина. Блез увлеченно рассматривал слизеринский герб на стене и размышлял, не чудится ли ему, что изображенная там змея обвивается вокруг кастаньет.

- Кармилла, согласны ли Вы...

- Подождите! – рявкнул Драко, - Может, люди все еще думают.

Блез почти физически ощутил, как ощетинилась Кармилла. Снова воцарилась тишина. Министр нервно смотрел на Драко, не осмеливаясь заговорить.

Блез продолжал разглядывать герб.

- Ладно, - сказал Драко дрожащим голосом, - Можете продолжать.

Однажды после страшного скандала, который состоялся из-за того, что Драко прожег сигаретой шелковые простыни, после того, как Блез заявил, что согласится скорее заразиться сифилисом, чем провести еще минуту в его обществе, Драко попытался извиниться, объясняя свою эмоциональность текущей в жилах французской кровью.

Это у меня в крови, Блез. Я не могу ничего поделать - всегда слишком эмоционально реагирую.

Блез расхохотался и сообщил, что Драко – обычный британец, а если они начнут меряться темпераментами, то как раз итальянцы – мастера закатывать громкие скандалы.

Пуччини – итальянец, Данте – итальянец, да Винчи – итальянец. Хочешь громкий скандал позови итальянца...

Проблема со скандалами заключалась в том, что они были... унизительны для мужчин. Выражать сентиментальность значит показывать свою уязвимость. Ведь никто не устраивал скандалов из-за вещей, на которые наплевать. А от понимания того, что кому-то не все равно, до умения использовать это знание – один шаг.

Блез был загадкой в Хогвартсе. Никто – даже Драко, деливший с ним постель – не мог с уверенностью сказать, что он чувствует. Так было безопаснее. Блез мог делать что угодно, потому что никто не знал, что он делал ради удовольствия, а что – из корыстных побуждений.

- Драко, согласен ли ты взять в жены Кармиллу? Готов ли ты любить ее, уважать и защищать? Будешь ли ты верен ей до конца ваших дней?

Блез вздохнул и отправил чувство собственного достоинства в длительный отпуск.

- Еще не поздно протестовать? – спросил он.

Кажется, в непредсказуемости была своя прелесть – у него всегда найдутся благодарные зрители даже если он устроит глупейший спектакль. Глупость и трагедия созданы друг для друга. Трагедия – это слезы, кровь и сопливые расставания. Сейчас самое время для них.

Министр застыл и беспокойно оглядел Кармиллу, Драко и Блеза. Гости напряглись в ожидании шоу, и в воцарившейся тишине Драко нервно хихикнул. В ответ на сердитый взгляд Блеза он послушно прикусил костяшку, душа смех. Шурша платьем и не отрывая взгляда от министра, Кармилла повернула голову к Блезу.

- Tesoro? – прошептала она, - Мамочка сейчас занята.

- Знаю, мама, но я сделал кое-что очень глупое и хотел бы поведать об этом всему миру.

- О чем ты? – прошипела она, наконец глядя на него.

- Я не позволю тебе выйти замуж за Драко. Так уж получилось, что я люблю его, - серьезно сообщил Блез, - И я собираюсь сделать его своим постоянным любовником, называть сексуальным пупсиком и регулярно проделывать с ним всякие непотребства на публике.

Блез повысил голос, чтобы смогли расслышать очарованные речью гости, а Драко издал новое хихиканье.

- Правда? – восхищенно спросил он, - Ты и в самом деле будешь называть меня своим сексуальным пупсиком?

- Скорее всего, нет, - признался Блез, - Ну может быть, очень редко.

В гуле голосов собравшихся членов семьи и друзей прозвучал низкий печальный голос Кармиллы.

- Ох, tesoro, - прошептала она, положила руку ему на щеку, и горе в больших черных глаза заставило Блеза не отстраняться, - Ох, милый мой, и ты тоже, да? Бедный мой innamorato (*6)

- Боюсь, все именно так, мама. Ты ведь не возражаешь, правда? То есть помнишь, что я никогда тебя не слушаюсь.

Кармилла огорченно покачала головой, но отстранилась от него. Драко смотрел на них с надеждой. Посреди всей суматохи Крэбб и Гойл в силу своей непонятливости казались оплотами рассудительности

- Драко, любовь моя, - прощебетала Кармилла, сунула руку в расшитый лиф и вытащила небольшой фиолетовый пузырек, - Раз уж Блез решил оставить тебя себе, выпей вот это, пожалуйста.

Блез закатил глаза, когда Драко послушно протянул руку к предложенному пузырьку, но тут сквозь толпу протолкнулся Снейп и встал между Кармиллой и Драко.

- В этом нет необходимости. Я уже дал Драко противоядие этим утром – подлил ему в чай.

- Правда? – воскликнул Драко, - О спасибо, профессор! Помогли мне избегнуть смерти! Какой милый подарок!

Снейп расчетливым движением увернулся от объятий Драко, а Кармилла подняла брови с такой надменностью, которой Блезу еще предстояло учиться и учиться.

- Но для этого необходимо было знать, каким ядом я воспользуюсь, - холодно возразила она.

- Думаете, я не подготовился? – криво ухмыльнулся Снейп, - Я исследовал медицинские отчеты о смерти всех Ваших мужей, и обнаружил, что Вы чаще всего используете магические яды семейства Борджиа. Нужно было всего лишь решить, какой из двенадцати ядов этого семейства используете на этот раз. Точнее, выбрать нужно было всего-навсего из трех – учитывая время, требуемое для приготовления такого яда, чтобы Драко, весьма сведущий в зельеварении... – Драко засиял и пихнул Крэбба локтем: «Слышал, а?», - ...не заметил постороннего вкуса. Всего три вида яда Вы могли сварить: таких, чтобы устраивали и мощность, и затрачиваемое время. Все остальные виды требуют либо длительного времени для приготовления, либо внимательности, на которую Вы были неспособны из-за свадебных планов, либо изготавливаются за несколько минут, но Вы не стали пользоваться духами, а значит Вам не нужно было прятать запах зельеварческой лаборатории.

На идеальное лицо Кармиллы легла тень сомнения. Она наклонила голову набок и посмотрела на Снейпа, и в этом взгляде Блез – к собственному изумлению – узнал искреннее любопытство. Похоже, спектакль тут устроили бы и без него...

- И как же Вы приняли решение, мистер Снейп? – спросила она, - Ведь Вы явно угадали Противоядие к любому яду Борджиа является отравляющим само по себе и несет немедленную гибель, если неверно угадать исходный яд.

Когда Снейп заговорил, его тон уже был не вызывающим, а объясняющим.

- Вас выдало прекрасное знание ядов. Сегодня утром на завтрак был подан фруктовый салат, но в порции Драко, как это ни подозрительно, не оказалось апельсинов.

Кармилла тихо охнула и дотронулась пальцами до изящной брови, явно признавая какую-то грубую оплошность. Блез посмотрел на Драко, но тот лишь беспомощно пожал плечами.

- Какими бы сложными и запутанными ни были рецепты ядов Борджиа, - продолжил Снейп, наслаждаясь восхищенным молчанием невежественной публики, - истинные эксперты знают: только элементы Veneficus Борджиа реагируют на лимонную кислоту и вызывают неудержимую рвоту. Вы не хотели делать отравление Драко очевидным до момента бракосочетания. Так что все очень просто.

Кармилла восхищенно захлопала.

- Magnifico (*7)!

Снейп учтиво склонил голову и вытащил из кармана мантии зеленый пузырек.

- Так что Драко не нуждается в противоядии. Зато Вы, госпожа, нуждаетесь.

Кармилла удивленно открыла рот.

- Вы... Вы отравили меня?.. Но когда?.. Миндальные трюфели, которые кто-то прислал в мою комнату! Мне казалось, что я чувствовала привкус цианида, но решила, что просто показалось из-за всей этой суматохи! И разумеется, яд отсроченного действия?

- Разумеется, - послушно согласился Снейп.

- Да Вы просто гений! – вскричала Кармилла, - Скажите, а Вы богаты?

- Северус! – сердито отпихивая женщину, которая порывалась ухватить Снейпа за руку, - Ты отравил мою мать?

От утомительной ссоры с бывшим деканом, пытавшимся теперь высвободиться из объятий Кармиллы (стоит заметить, без особенного старания), его спас Драко.

- Это было очень нехорошо с Вашей стороны, профессор: отравлять Кармиллу, - искренне сказал Драко. Он взял руку Блеза и нежно поцеловал пальцы, - Кстати, раз уж мы заговорили об этом. Блез, ты не согласишься выпить вот это ради меня?

Блез подозрительно посмотрел на желтый пузырек, протянутый ему Драко. Драко смущенно улыбнулся и обхватил палец Блеза губами, а Блез, взяв пузырек, одной рукой сломал стеклянное горлышко пузырька.

- Ты же не думал, что я стану умирать без тебя? – спросил Драко.

* * *

В общем, восьмая свадьба Кармиллы Забини получила такую огласку, какой еще не получала ни единая свадьба в магическом мире. Фотографии Кармиллы и свадебного банкета украшали страницы всех модных журналов. Свадебные магазины торопливо шили платья а-ля Забини, а все ученые спешно выгребали из библиотек брошюры по ядоварению, желая выпустить к нынешнему Рождеству «Смертельные яды Борджиа для Чайников» в подарочном издании.

А потом Кармилла пропала.

Несколько недель все газеты сообщали разнообразные слухи о причинах ее пропажи: от самоубийства до зверского убийства Упивающимися Смертью.

А правда заключалась в том, что Снейп просто не любил фотографироваться. Так что Кармилла переехала на постоянное проживание в Тупик Прядильщика, и компромисс был найден.

Ни Блез, ни Драко не волновались за них. Эти люди прекрасно знали как яды, так и противоядия.

К тому же Блезу и Драко было о чем поволноваться и без того. В данный момент они решали сложнейший вопрос: оставить бронь на столик в «Биаджу» или остаться в кровати и попросить домашних эльфов принести какой-нибудь еды. Блез склонялся к второму варианту, во многом потому, что выход на ужин потребует нарушения его новых жизненных принципов: Драко пришлось бы одеться.

- Пойдем завтра, - сказал Драко, лениво потираясь об него всем телом. Томительную нежность скрасил быстрый укус в плечо.

- Ты вчера это говорил, - возразил Блез, - Нам же нужно появляться в обществе, если хотим шокировать его. Представляешь, мы можем у всех отбить охоту есть. Разве тебе не хочется этого?

Драко дерзко помотал головой и исчез под одеялом. Когда мягкие губы сомкнулись на члене, Блез оставил тщетные попытки вытащить Драко обратно, сглотнул и принял предложение, осторожно поднимая бедра.

Несколько секунд спустя, когда Блез уже привык к ритму, он почувствовал, что Драко пытается отстраниться. Блез машинально сжал шелковистые пряди волос, сделал еще пару толчков в теплый рот и неохотно отпустил.

- Теперь-то что? – стараясь не показать раздражение, спросил он, когда Драко вынырнул из-под одеяла.

- Знаешь чего бы мне по-настоящему хотелось?

От мгновенного ужаса у Блеза встали дыбом волоски на шее. Он осторожно посмотрел на любовника.

- Ну ты явно расскажешь мне.

Драко опустил взгляд. Кончиком пальца он принялся водить по члену Блеза, от чего Блез преисполнился еще большим подозрением.

- Я подумал об этом, когда женился а твоей матери. А теперь не могу выкинуть это из головы, - пробормотал Драко. Он поднял взгляд и взмахнул ресницами, что для Блеза всегда означало какие-то неприятности, - Ты не согласишься называть меня папочкой?



The end


*1 – tesoro (итал.) – золотко.

*2. Джеффри Арчер - Сумевший сделать себе громкое имя на скандалах бывший политик, отсидевший в тюрьме за дачу ложных показаний и ставший впоследствии модным писателем, в основе произведений которого лежат политические интриги в шпионские страсти. В Великобритании его книги относятся к низшему уровню чтива.

*3 - Plus ca change, plus c'est la meme chose (фр.) – Чем больше все меняется, тем больше остается прежним.

*4 – Hic puer est stultissimus omnium (лат.) – Наиглупейший мальчишка из всех.

*5 – Фрэнк Капра (1897-1991) – режиссер, писатель, актер, продюсер. Писал юмористические мелодраматические пьесы.

*6 - innamorato (итал.) – влюбленный.

*7 – Magnifico (итал.) – великолепно.


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni