Слава
(Gloria)


АВТОР: Abaddon
ПЕРЕВОДЧИК: GnightG
БЕТА: LaSuena
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: «Когда б не милость божья, были б там и мы». Продолжение к «Аркадии».

ДИСКЛЕЙМЕР: В основу данного художественного произведения положены персонажи и сюжетные ходы, созданные Дж. К. Роулинг и принадлежащие ей в различных изданиях, включая, но не ограничиваясь этим, продукцию компаний Bloomsbury Books, Scholastic Books, Raincoast Books, а также Warner Bros., Inc. Данное произведение создано и распространяется в некоммерческих целях, не подразумевая нарушения авторского права и прав на товарные знаки.

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА:
Gloria - а) церк.; муз.; - Gloria in Excelsis "Глория", "Слава в вышних Богу" (католический гимн на текст евангельского славословия, вторая часть церковной мессы; см. Библия, Евангелие от Луки, гл. 2, ст. 14); б) церк.; = Gloria Patri "Глория", "Слава Отцу (и Сыну, и Святому Духу)" (в католической церкви - короткое славословие, которым завершается чтение Псалтири и т.п.; в православной традиции - "Слава")
"Когда б не милость божья, были б там и мы" – "Когда б не милость божья был бы там и я" – сказал протестантский проповедник Джон Брэдфорд (1510—1555) - когда мимо него провозили осуждённых на казнь. Эта фраза, но уже без его имени, до сих пор используется в английском языке, чтобы обозначить, как кому-то повезло в данный момент по сравнению с другими. Впрочем, позже Брэдфорд и сам был казнен.
Sainsbury – сеть супермаркетов в Великобритании
Basil Brush – перчаточная кукла лиса, вначале служившая ведущим детских обучающих программ, а впоследствии ставшая героем взрослых комедийных шоу.





Воскресным вечером, в 4:20 Гарри Поттер снова спас мир. Если задуматься - все было довольно просто. Он надел слегка потёртый старый костюм, считая, что нужно выглядеть соответственно случаю, нахлобучил любимую твидовую кепку и, сунув в карман палочку, вышел из заброшенного дома, в котором жил. Стараясь побеспокоить как можно меньше побегов плюща и вьющихся лоз, Гарри оставил позади маленькую чугунную калитку, качающуюся на ветру.

Существовала определённая легенда, которой он придерживался. Она гласила, что насколько известно большинству людей, Гарри Поттер мёртв, а Годрикова лощина давным-давно заброшена.

Он оставил Седрику достаточно воды и пищи, чтобы тот продержался несколько дней, и запер все окна и двери. Гарри заботился о псе как мог. Так было заведено между ними.

В 3:05 он уже шёл бристольским улицами и в 3:12 аппарировал на далёкое поле в Суссексе, где и должно было состояться очередное Последнее сражение.

Небольшая группа министерского персонала уже заждалась его. Люди жались друг к другу, прячась в толстых пальто и перчатках от январской стужи. Они посмотрели на Гарри так, словно он сейчас обледенеет, во всяком случае, должен. Гарри криво ухмыльнулся, зная, что пройдёт время, и они будут рассказывать о Юноше-Который-Не-Чувствовал-Холода. Наверняка их удивило то, что он все ещё жив, но этому он и сам удивлялся.

Драко, разумеется, здесь не было. На этот счёт Гарри оставил чёткие указания. А потому тот, наверное, сейчас сидит весь на нервах в Соммерсете, глотая лимонный чай, пытаясь избавиться от сосущего чувства в желудке. Это вряд ли поможет, но не в том суть. Зная Драко, можно предположить, что он в поместье Малфоев, в бывшей комнате своей матери.

Юный Малфой всегда тяготел к самоистязанию. Чайная чашка, скорее всего, из лучшего сервиза его матери, а лимон был любимым ароматом Нарциссы - её единственной плебейской слабостью. Драко все ещё помнит об этом, он вообще ничего не забывает.

Никто из кучки министерских ребят не пытался заговорить с ним. Кто-то сделал робкую попытку помахать, но Гарри так посмотрел на него, что тот сник. Гарри не нуждался ни в их внимании, ни в лести - он просто пришёл сделать своё дело. Впрочем, они тоже, вот только будут всего лишь наблюдать и фиксировать, и сбегут, как только что-то пойдёт не так.

На краю поля стояла маленькая лачуга из глины, побелённая, с железной крышей. Гарри натянул кепку поглубже, чтобы её не сдуло ветром, и направился к лачуге. Определённо, Ужасное зло теряет популярность, если может позволить себе только вот такие норы», - подумал он, окидывая её быстрым взглядом, прежде чем войти.

Вооруженный палочкой, Гарри Поттер вошёл в маленькую оштукатуренную постройку в 3:20. Слегка потрёпанный и трясущийся, он вышел оттуда в 4:20 вечера. Его кепка исчезла, но никто не стал спрашивать, куда она делась. Пятеро министерских служащих, - которые стояли на краю поля, вооружившись палочками, даже не моргнули, когда Гарри Поттер снял кепку, которой до этого на нем не было, и дезаппарировал. Возможно, он был околдован или находился под воздействием Империуса, но они сомневались, понимая, что в любом случае не смогли бы его остановить. И вообще, считалось, что Гарри Поттер давно мёртв, так что технически всего этого не происходило. Пять фигур растворились в воздухе, и этот день был утрачен для истории.

Гарри Поттер спас мир, вернулся домой в 4:35 вечера в воскресенье и налил себе чашку чая. Он убедился, что Седрик в порядке, и заглянул в кладовку, раздумывая, что бы организовать на ужин. Ещё раз взглянув на пса, он достал пачку самоклеющихся листков, выудил откуда-то ручку и небрежно нацарапал «Завтра вымыть собаку».

Вечер прошёл незаметно, и Гарри, вооружившись тарелкой спагетти, устроился перед телевизором, чтобы посмотреть воскресные программы. Время от времени он проверял который час и, наконец, тиканье часов, вытянувшихся у стены, усыпило его. Когда он проснулся, было 8:16 - утро понедельника. Кто-то фальшиво пел в кухне, и посуда исчезла.

Гарри протёр глаза, нашёл тапочки и поплёлся в кухню. Драко Малфой, фальшиво напевая, испуганно смотрел на гору посуды в раковине, зажав бутылку с моющим средством в бледной руке, маникюр на которой как всегда не удовлетворял его требованиям.

Было 8:20, когда Гарри показал ему, как мыть посуду по-маггловски, и 8:25, когда он поинтересовался у Драко, что тот здесь делает.

- Что ты здесь делаешь? – спросил он, вытирая тарелку, которую передал ему молодой человек и, отставляя её в сторону, чтобы позже убрать.

Драко кивнул на чемоданы, стоящие у кухонной двери. Гарри уже видел их, когда вошёл, но только когда Драко указал на них, понял, что ему не померещилось.

- Я подумывал перебраться сюда, – просто ответил Драко и передал Гарри вилку.

- И что теперь? – спросил Гарри, положив вилку к прочей посуде, ожидающей уборки на полку.

- Я так и сделал. Все-таки я единственный, кто знает о том, что ты здесь. Исходя из этого теперь, когда я тут, с тобой, ты можешь быть спокоен, что никто не узнает твой секрет.

- Я могу убить тебя, – заметил Гарри таким тоном, будто они обсуждали погоду, и начал убирать посуду.

«Тик» - щёлкнули часы - «тик-так» - и показали 8:37.

- Можешь, – ответил Драко и без запинки продолжил, – очень даже запросто, и я, наверное, сослужил бы хорошую службу гардениям в саду. Но сомневаюсь, что ты на это пойдёшь.

- Я все делаю здесь по-маггловски. Ты сойдёшь с ума.

- Неужели ты не видел, как теперь они делают все там, дома? – едко спросил Драко и тут же возразил сам себе, – нет, конечно же, не видел. Дело в том, что разница слишком мала, чтобы из-за этого психовать.

Гарри моргнул и поплотнее надвинул очки на нос.

– Хорошо. Тогда ты можешь вымыть Седрика завтра.

Так Драко въехал в Годрикову лощину, и Гарри не остановил его.

Как и было обещано, в первый день Гарри заставил Драко вымыть Седрика, хотя в результате этого столкновения Малфой вымок больше чем пёс. На второй день Драко налил отбеливатель вместо стирального порошка и испортил кучу белья. На третий день он сжёг завтрак, и им пришлось не один час вычищать духовку. На четвёртый день он порезался во время бритья, но даже не жаловался. Гарри занавесил тканью все зеркала, и ни в какую не соглашался её снять. Драко указал на своё окровавленное лицо, но Гарри отмахнулся, сказав, что на то, чтобы научиться научится бриться без зеркала, уйдет не много времени. На пятый день Драко успешно приготовил обед, но бестактно спросил, почему в каждой комнате этого старого заброшенного дома тикает несколько часов. Гарри демонстративно не разговаривал с ним весь оставшийся вечер, смотря «B.B.C One». Драко больше не возвращался к этой теме, усвоив, что привычки хозяина – закон, особенно, если имеешь обыкновение трахать этого хозяина. Чтобы загладить свою провинность, на шестой день Драко вывел Седрика на прогулку и почти научился убирать за ним. На седьмой день Драко не выдержал навязчивого звука уходящего времени и схватил с книжной полки круглые увесистые часы, чтобы швырнуть их об стену.

Гарри кинулся на него словно сумасшедший, впечатав в стену и бережно, очень бережно отобрал часы, чтобы снова поставить на полку, где они продолжили отмерять время.

- Почему у тебя столько часов, Гарри? – тихо спросил Драко, отрываясь от стены. – Когда я был здесь в прошлый раз, их было всего пару штук. Я уверен, что не слышал этого шума.

- Ты вернулся, – ответил Гарри, тихо оседая на диван, – и с тобой вернулся весь мир, а я больше не был его частью… Я знал, что рано или поздно помогу тебе, и тогда появится ещё что-то, а потом ещё. Я больше не мог избегать этого. Потому я решил как-то остановить это, измерить. Я могу умереть за секунду. Так и будет. С твоей точки зрения я уже мёртв, – он хихикнул и подтянул колени к подбородку. – Секунды – это все, что у нас есть, Драко. Я хотел точно знать время.

«Завтра, послезавтра, после послезавтра. Таким образом, доживая от одного дня до другого», - подумал Драко, не решаясь произнести.

- А зеркала? - спросил он. Было 9:08.

- Я не хочу видеть себя, – пробормотал Гарри, уткнувшись лицом в колени, – не хочу после того, что я сделал. Нет. Я не такой, не лидер, не убийца. Я никогда не совершал зла во имя добра и не буду. Ни ради тебя, ни для спасения мира, неважно в какой последовательности.

- Гарри, никто и не просил тебя…

- Я не Вольдеморт, - вскинулся Гарри, дёрнув головой так резко, что Драко на секунду испугался, не свернул ли тот себе шею.

– Знаешь, он хотел, чтобы я был им. Я ощущал его, понимал все, что он делал, и знал, что он прав, но должен был убить его. Мне пришлось убить его, чтобы не стать им, хотя, сделав это, я перестал быть собой. Отражение в зеркале – это уже не я, это он. Я выгляжу старше своего возраста, я одинок, у меня есть пёс, которого зовут Седрик, но это имя ничего для меня не значит, я покупаю продукты между 9:20 и 9:50 в четверг утром, и жизнь проходит мимо.

Он начал дрожать, хотя было довольно тепло. Драко медленно и осторожно пошёл к нему через комнату, стараясь не делать резких движений. Он достаточно повидал и на Войне, и после неё, чтобы понимать как нужно себя вести. Война сделала Драко Малфоя осторожным.

- Ты помнишь, кем я был, правда? – тихо спросил Гарри, переводя взгляд широко распахнутых за стёклами очков глаз на подошедшего к нему Драко.

- Помню, – Драко опустился возле него на старый вылинявший диван, обнимая одной рукой за талию.

- Ты всегда был самым лучшим зеркалом для меня, – последовал ответ. – Лучше всякого стекла.

Драко довёл его до постели. Они спали в разных кроватях, ещё было не время - Драко не хотел торопить события. Он осторожно раздел Гарри и удивился, когда тот, скользнув руками вверх по рубашке, обхватил его лицо, притягивая для медленного и долгого поцелуя. Его язык скользил меж губ Драко, обводя рот с такой тщательностью, что Драко задумался, не пытается ли Гарри заучить форму, вкус и поверхность его зубов, челюсти и неба. Возможно, так оно и было.

Все ещё одетый, Драко откинулся на маленькую подушку, прислонённую к стене и потянул одеяло на себя. Завтра будет новый день, время ещё успеет сказать своё последнее слово …

На следующее утро Драко встал в 7:57, принял душ с 8:04 до 8:09, после чего к нему присоединился Гарри, и они мылись вместе до 8:43. Сегодня завтрак готовил Драко - яйца, бекон и тосты не мог испортить даже он. В 9:11 стол был накрыт.

- Я так и не ответил на твой вопрос, – заметил Драко, убирая посуду, не оборачиваясь, чувствуя, как Гарри слегка прижимается к нему.

- Какой вопрос?

- Насчёт того, хотел ли я быть тобой?

- О, думаю, хотел, – сказал Гарри и поцеловал его в ухо, прекращая разговор.

Ровно 1 час и 12 минут спустя, они наслаждались чаем и бисквитами перед телевизором. Гарри объяснил, что такое Sainsbury, и пытался растолковать, что собой представляет Basil Brush, но Драко его почти не слушал.

- Ты скоро привыкнешь к часам, - пылко и искренне заверил его Гарри.

Драко кивнул в ответ.

- Я полагаю, спустя какое-то время так и будет.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni